Вы здесь

Три кольца небесной сферы. Глава 7 (Сергей Степаненко, 2014)

×

Сообщение об ошибке

Warning: fopen(/var/www/mnogoslov/data/www/xn--b1abycfgbbz.xn--p1ai/sites/default/files/.ht.filecache/sites_default_cache_block/search_api_page@baza2@slovo_drupal@ru@r.1@https@==xn--b1abycfgbbz.xn--p1ai=%25D0%25B1%25D0%25B8%25D0%25B1%25D0%25BB%25D0%25B8%25D0%25BE%25D1%2582%25D0%25B5%25D0%25BA%,8a0053bfc6f59dbb02c261c6e0d698f5): failed to open stream: No space left on device в функции DrupalFileCache->set() (строка 341 в файле /var/www/mnogoslov/data/www/xn--b1abycfgbbz.xn--p1ai/sites/all/modules/filecache/filecache.inc).

Глава 7

Двенадцать лет назад

Мара… Все было неправильно с самого начала.

Зеленый мальчишка-лейтенант, едва успевший адаптироваться в новой роли командира отряда, и самая красивая женщина из приемной Верховного Координатора.

Я видел ее несколько раз; как любой другой на моем месте – восхищался дьявольской красотой и совершенством фигуры, которую не портила и серая форма внутренних служб. Нет, о такой женщине я и мечтать не пытался…

Но все же мы сошлись. Как? Единственно возможным способом – в офицерском баре.

С компанией однокашников, таких же, как я сам, желторотых лейтенантов (всего пять человек) отмечали встречу, делились новостями, предавались воспоминаниям, пили, ели, смеялись.

Она появилась в тот момент, когда все мы успели принять дозу достаточную, чтобы потянуло на подвиги и поиски женского общества. В общем-то с этим проблем не возникало никогда. В секретариате и канцелярии работало достаточно свободных, благосклонно относящихся к молодым офицерам девиц. Компания этих милашек обосновалась в том же баре и ничего не имела против объединения и всеобщего веселья.

Мои сотоварищи уже нашли себе по подружке, я тоже перемигивался с симпатичной коротко стриженной блондиночкой.

И тут вошла ОНА. Та самая высокомерная звездень, в упор не замечавшая ни одного из нас.

Брюнетка сменила скромную форму на вызывающее ярко-алое мини-платье, ножки на ультравысоких каблуках казались бесконечными. Но каким же арктическим холодом веяло от этой штучки, когда она проплыла мимо нашей компании к стойке бара!

Синхронно отвисшие челюсти и вытаращенные глаза сопровождали ее неспешное шествие. Кто-то из моих сотоварищей восхищенно присвистнул. Красотка и не обернулась.

Не знаю, какой бес в меня вселился. Я залпом допил коньяк, поднялся из-за стола и отправился вслед за красоткой. Она как раз делала заказ. Абсент, земной напиток.

– За мой счет, – объявил я, падая на табурет рядом с девушкой. Несмотря на пьяную храбрость, я отлично понимал, что меня сейчас пошлют. Так далеко, что фиг доберешься.

Не послали. Фиолетовые глаза пару секунд изучали мое лицо, после чего красотка благосклонно улыбнулась и произнесла:

– Идет! Но ты пьешь со мной.

Еще бы!

Мы пили, смеялись… Обнаглев, я положил ей руку на талию. В ответ девушка наградила меня страстным поцелуем с привкусом абсента…

Через какое-то время барменша посоветовала нам продолжить свои игры в другом месте, и мы переместились на квартиру Мары (впрочем, на тот момент я еще не успел спросить ее имени). И все было просто офигенно: так, как никогда и ни с кем ранее… Пока я не очнулся от резкой боли в шее.

Горячечный бред: ложишься в постель с прекрасной девушкой и вдруг обнаруживаешь ее пьющей твою кровь. Я схватил ее за волосы, отдернул назад. Глаза моей дамы горели звериным огнем, с клыков – почему я их раньше не заметил?! – капала кровь. Зрелище было столь… впечатляющим, что я заорал.

– Тебе не понравилось? – с нотками удивления спросила она.

– Ты – вампир! – Я оттолкнул кровопийцу, выскочил из кровати и заметался по комнате, собирая вещи.

– Не уходи, я объясню…

Ага, щас-с!!! Я выскочил за дверь, прижимая к себе одежду, пронесся по коридору и только в лифте выдохнул. Там и оделся. Не нашел ни трусов, ни носков, но возвращаться за ними на квартиру к вампирше… Да ни за что!

Бли-ин! Неужели никто не догадывается, что́ из себя представляет брюнеточка?! И это в Координационной Службе! Твою дивизию! Не-эт! Завтра же – к дяде! Черт знает что здесь происходит!

К моей огромной радости, в этот поздний час коридоры офицерского общежития пустовали. Даже дежурный клевал носом на посту и не обратил на мое появление никакого внимания. Тихонько забрав ключ со стенда, я поторопился к себе.

Скорее в ванную! Ворот рубахи в крови, шея – тоже. Осторожно обмыл рану и обнаружил глубокие следы клыков и отпечатки резцов рядом с ними. Кожа вокруг укуса воспалилась и покраснела. Не-ет, в медцентр я с этим точно не пойду. К счастью, в рюкзаке имелась аптечка первой помощи, и я кое-как дрожащими руками обработал рану. Меня все еще трясло, хотя голова вроде как начала соображать. Да, парниша. Пронесло так пронесло…

Для снятия стресса просто необходимо было выпить, но спиртное в офицерском общежитии под запретом. В отличие от старожилов, я пока не рисковал делать заначек. Зато чуть дальше по коридору живет кэп Гунн, и уж у него-то точно должно быть! По фигу, что четыре утра! Мне нужно! Просто необходимо!!!

Гунн снабдил меня вожделенным напитком (не бескорыстно, конечно), и я вернулся к себе.

Закрыл дверь. Щелкнул выключателем…

В кресле восседала ОНА.

Я выронил бутылку, попятился, ткнулся спиной в закрытую дверь.

– Т-ты… – прохрипел испуганно.

Вампирша криво усмехнулась:

– О Бесформенный! Ну что за предрассудки? Я тебя не съем.

Я потер укушенную шею.

Девушка встала, потянулась, пошла ко мне. Наряд она сменила – черная юбка, синяя блузка – но и так выглядела не менее соблазнительно.

Я уставился туда, где лишняя расстегнутая пуговичка открывала очень много из ее прелестей.

«Эй, парень! Она – вампир!» – напомнил я себе.

– Меня зовут Мара, – представилась гостья, – выпьем?

Она взяла со стола бокал с темно-красной жидкостью и протянула мне.

– Это что? – подозрительно поинтересовался я.

– Пей, это лекарство.

Я отхлебнул, закашлялся. Черт! Кровь! Швырнул бокал о стену, резко схватил вампиршу за руки. Почему-то мой страх перед ней совершенно прошел, вытесненный дикой злостью.

– Ты что, ошизела?! Как ты посмела подсунуть мне ЭТО? Кого прирезала, тварь?

Она дернулась, попытавшись освободиться от захвата – не вышло.

– Не хочешь? – пробормотала она. – Странно…

– Я задал вопрос! Откуда кровь?

– Оттуда, – туманно пояснила она. – Тебе действительно не хочется?

– Нет!

Мара внимательно изучала мое лицо, словно хотела там что-то прочитать.

– Не может быть… – прошептала она.

– Чего? – не понял я.

– Ничего, мысли вслух, – улыбнулась Мара. – Извини, это была дурацкая шутка.

– Да уж… – Я сам не заметил, как выпустил ее руки.

– Прости, что укусила, – продолжила она, глядя чуть в сторону, – обычно я сдерживаюсь. Наверное, слишком много выпила в баре.

– Наверное, – согласился я. – Можно вопрос?

– Конечно!

– В Службе знают, что ты – вампир?

Она шумно выдохнула, отошла, остановилась возле столика.

– Полувампир, Артур. Я больше человек, чем… И – да: Кордган все знает! Хочешь – спроси его сам!

Она гордо вскинула голову, прямо посмотрела мне в глаза.

Я поверил. И понятно, никуда уже не пошел. Тем более что в следующий момент она оказалась в моих объятиях, и мы продолжили то, что не закончили несколькими часами ранее. Она больше не кусалась. По крайней мере, в тот раз.

Через день я перебрался к Маре, и следующие пару месяцев стали сплошным сумасшествием.

Я игнорировал шепотки за спиной и завистливые взгляды сотоварищей, вот только шейный платок стал неотъемлемой частью моего гардероба. Благо устав Координационной Службы допускает определенные вольности в одежде.

Я говорил, что в Паутине порой пропадают люди? Иногда становятся жертвами магнитных аномалий, иногда теряются где-то в Ничейной Зоне. В конце концов, Координационная Служба – не гражданская организация, и гибель при исполнении – явление отнюдь не редкое.

Да, но – вышел в бар и не вернулся?! И это на Базе, где кроме, собственно, Патруля и Координаторов, присутствуют лишь три-четыре сотни работников сферы обслуживания и медицины?! Я знал об этом столько же, сколько и все – слухи, и только. В конце концов, ЧП подобного масштаба расследовали маститые зубры из секретных служб, а не зеленые разгильдяи-патрульные.

Мое мнение по этому вопросу (если б кто им поинтересовался) было следующим. Мало ли что могло случиться? За высоким забором, окружавшим территорию Базы, находится огромный мир, населенный крайне агрессивными хищниками и напрочь лишенный разумной жизни. Конечно, в здравом уме и трезвом рассудке туда никто не сунется. Но по пьяни да на спор… Камикадзе всегда найдутся! Черт! Я же был уверен, что прав!

Чем сладостнее эйфория, тем горше прозрение.

С букетом в руках и подарком в кармане я появился у нашей двери… Знаю, милая, ты ждала меня немного позже.

Мара с радостным визгом повисла у меня на шее:

– Артур! Вот так сюрприз!

– Сюрприз…

Улыбка сползла с моего лица, когда из спальни вышел мужчина.

– Кто это? – глухо спросил я. Хотя отлично знал этого гада – сосед по общаге, кэп Гунн. Хренов самогонщик!

Мара обернулась и заорала – было от чего! Гунн, в окровавленной рубашке, с остекленевшим взглядом, низко рыча, бросился на нас.

Я оттолкнул Мару, перехватил нападавшего за руку и с силой отправил навстречу стенке. По идее после такого столкновения Гунн должен был тихо улечься и не шевелиться. Но кэп тут же вскочил на ноги и снова бросился на меня. Я увернулся, достав противника ударом в солнечное сплетение.

– Эй, ты что? Мухоморов объелся?!

Он не ответил, снова пошел на меня, не переставая рычать. Руки тянулись к моему горлу, а лицо… вертикальные зрачки в желтых глазах (клянусь, раньше они были карие!), из уголка рта капает слюна, и клыки… От ужаса я выдал что-то дико непечатное и попытался отбежать… Не успел! Гунн вцепился мне в глотку, потянулся оскаленной пастью. Я тоже схватил его за шею, не давая закончить маневр, съездил коленом в живот. Мы упали, покатились по полу… В какой-то момент этот гад оказался сверху, навалился всем телом. Я продолжал удерживать его за шею, но руки уставали…

– Гунн! Опомнись! – успел еще крикнуть я. Бесполезно – в глазах бывшего товарища не было и следа разума. Он рычал, щелкал зубами, тянулся к горлу.

Потом вдруг обмяк и повалился на бок.

Над нами стояла растрепанная Мара с окровавленным кухонным ножом в руке. Я оттолкнул труп и, как был, отполз в сторону, пока не уперся спиной в диван.

– Ты… ты убила его, – прохрипел в ужасе.

– Или я его, или он тебя, – пожала плечами женщина. Она была абсолютно спокойна.

Я же пребывал в полной прострации, ничего не соображая от пережитого потрясения.

– Он был офицером… Ты убила офицера…

– Я спасала тебя!

Я сжал ладонями виски, пытаясь привести в порядок мысли.

– Он… Нужно сообщить… – как в тумане, я направился к телефону.

Мара преградила мне путь:

– Нет, Артур! Этого делать нельзя!

– Почему?

– Ты прав, мы убили офицера. Нас обоих выгонят! Это в лучшем случае…

Я тупо уставился на нее:

– Но тело…

– Мы его спрячем, – она провела ладонью по моей щеке, – никто ничего не заподозрит. Ну же, милый… поверь мне.

Я покорно кивнул.

Мы замотали тело Гунна в покрывало, а дождавшись ночи, оттащили за забор, где к утру от него не останется даже костей.

Бедняга! Вышел в бар и не вернулся…

Мы вернулись домой, Мара плеснула в бокал коньяк:

– Выпей, полегчает.

Я поднес стакан ко рту, а потом резко отставил в сторону. Стоп! Что-то во всем этом неправильно! Я вспомнил, что за отметины заметил на шее трупа, когда паковал в покрывало… Но этого не может быть! Не может!!!

– Мара, а что Гунн вообще у нас делал?

Она пожала плечами:

– К тебе зашел. Я угостила его кофе, а потом пришел ты. Не знаю, что на него нашло!

Я вздохнул. Если бы все было так просто! К тому же… Я вскочил и понесся в спальню, уже все понимая, но отказываясь верить.

Смятая постель, пятна крови… О нет!

– Что это? – Полный праведного гнева, я встряхнул Мару за плечи. – Что здесь произошло, черт возьми?!

Она усмехнулась – жестко и цинично:

– Прости, милый. Я ждала тебя только завтра.

– Что?! – Мои руки разжались, а внутри словно что-то лопнуло.

– Мне нужна была кровь, а тебя не было слишком долго, – пояснила Мара.

– Только кровь? – уточнил я, как идиот, цепляясь за соломинку.

– Кровь, немного секса, – пожала она плечами.

Я схватился за голову:

– Ты идиотка, Мара! Завтра вся База знала бы, кто ты такая! Гунн всегда был треплом!

– Не узнала бы, – припечатала она, – еще один пропавший без вести!

– Что-о?! – взвыл я.

– Не делай такие круглые глаза, мой мальчик! Или ты думаешь, я оставила бы в живых одержимого кровью безумного вампира?!

– Гунн не был вампиром!

– Но стал им.

Я в изнеможении опустился на стул:

– Не понимаю…

– Укус вампира превращает человека в… вампира! – пояснила она. – Вторичного вампира – тупую хищную тварь, одержимую жаждой крови! Поэтому я никого не оставляю в живых!

– А я? – Вопрос прозвучал глупо.

– Что – ты? – хмыкнула она. – Ты быстро бегаешь, потому и выжил. Но я не могла рисковать и пришла за тобой. Кровь, чтобы приманить, серебряный кинжал – убить.

– Почему не убила?

– Ты не изменился, – пояснила она, – ты первый, на кого это не подействовало!

– И что?

– Артур, ты тупица! Как я могла? Ты же идеален для меня! Пока ты со мной, мне не нужно никого убивать. Не нужно охотиться, прятать трупы, бояться разоблачения!

Она попыталась взять меня за руки – я вывернулся, отбежал к стене. Меня мутило, сознание отказывалось принимать правду.

– Артур, пойми…

– Не хочу! – заорал я. – Не могу! Я любил тебя!!! А ты… использовала…

– Ты все неправильно понял… – В глазах Мары блестели слезы, но в них я тоже не верил.

– Все я понял! Ты мне только вот что скажи… Сколько? Сколько их было?! Сколько человек ты убила за то время, как…

– Ни одного! – вскричала она, бросаясь ко мне. – С тех пор как появился ты – никого! Только Гунн, но он сам…

– Врешь! – Я наотмашь ударил ее по лицу.

Женщина отлетела к стене, упала… Я смотрел на свою руку, не веря в то, что сделал. Мара подняла голову – в фиолетовых глазах плескалась ненависть.

– Ты труп, Корнеев!

И она бросилась на меня – зубы, когти и дикая ярость. Мне изрядно досталось от разъяренной фурии, прежде чем я все же смог ее скрутить: повалил на пол, уселся верхом, удерживая ее руки как можно дальше от своего лица. Мара еще дергалась, но сила была на моей стороне.

– Так-то, – сказал я, слизнув кровь с разбитой губы, – а теперь мы пойдем к Координатору!

– Ты не сделаешь этого!.. – прошипела она.

– Еще как сделаю!

– Нет! Иначе все узнают, что ты убил Гунна из ревности!

– Его убила ты!

– Мое слово против твоего! К тому же ты помог спрятать труп! Ты соучастник!

– И хрен с ним!

– Дурень, – продолжала она с насмешливой улыбкой, – ты готов загубить свою жизнь и карьеру из-за глупой обиды и ревности? Ладно. Но подумай о полковнике Игане. Он-то в чем виноват?!

Она знала, куда надавить! Дядя такого удара не переживет. Или переживет, но навсегда отвернется. Он и так не одобрял мой нынешний роман… К тому же неизвестно, как эта история отразится на его служебном положении. Нет, так подставить единственного родственника я не мог.

– Видишь, я права, – улыбнулась Мара, заметив мои колебания.

– Права, – кивнул я, – значит, я сам тебя убью! Хотя бы люди пропадать перестанут!

– И этого ты тоже не сделаешь. Не сможешь…

Я выругался. Она рассмеялась. Я отпустил ее и ушел на кухню. В душе поселилась зияющая пустота. Упал на стул, залпом опрокинул в себя полбутылки коньяка.

Мара появилась там же минут через десять. Строгий брючный костюм, туфли без каблуков, волосы собраны в аккуратную косу. Холодное чужое лицо, и если б не покраснение на скуле, грозящее перерасти в полноценный синяк, ничто в ней не напоминало ту ведьму, с которой мы дрались совсем недавно.

– Я ухожу, – сказала она.

– Это твоя квартира.

– Нет, я ухожу совсем, – пояснила она, – здесь становится опасно. Я больше не вернусь на Базу.

Я хотел поинтересоваться, куда именно она собралась, но промолчал. Какая теперь разница?..

– Мне жаль, что все так вышло, – сказала она.

– Это и не могло продолжаться. Прощай, Мара.

Она подошла, заглянула в глаза.

– И не поцелуешь на прощанье?

Перед глазами всплыло безумное лицо Гунна, в голове звенели слова: «Кровь, чтобы приманить, серебряный нож – убить».

Я резко оттолкнул ее:

– Не прикасайся ко мне, мразь!

Она на секунду замерла, глаза вновь обрели звериные зрачки, руки сжались в кулаки.

– Мы еще встретимся на узкой тропинке, Корнеев! Не поворачивайся ко мне спиной!


На следующий день, заступив в патруль, я узнал последние новости. Боец моего отряда, балагур и весельчак по имени Гайкин, радостно вещал перед двумя собравшимися сменами патруля.

– …Картнис от бабы возвращается, а тут этот ка-ак выскочит! Глазищи – во! Клычищи торчат, слюна капает! Ну, кэп не растерялся, шокер на полную мощность – тот аж задымился! Никто и подумать не мог! Вампирюгой оказался! И как он столько времени скрывался?

– Кто? – не понял я.

– Да Скрелл из третьей группы. Сколько народу порешил, нечисть… – Гайкин сплюнул. – Ну все, отбегался…

Я вышел из караулки и медленно сполз по стене. Скрелл, сокурсник по Академии. Он был моим другом, одним из немногих настоящих друзей. Бедный Скрелл…

Мара!!! Сволочь! Почему, ну почему я не убил эту тварь?!