Вы здесь

Тень власти. Глава 3. КОВАРСТВО ВЕЛЬМОЖИ (Николай Степанов, 2007)

×

Сообщение об ошибке

Warning: fopen(/var/www/mnogoslov/data/www/xn--b1abycfgbbz.xn--p1ai/sites/default/files/.ht.filecache/sites_default_cache_block/search_api_page@word_search@slovo_drupal@ru@r.1@https@==xn--b1abycfgbbz.xn--p1ai=%25D0%25B1%25D0%25B8%25D0%25B1%25D0%25BB%25D0%25B8%25D0%25BE%25D1%2582%25D0%25B5%25D0,c2da41189d91aa77922a0cf61043e043): failed to open stream: No space left on device в функции DrupalFileCache->set() (строка 341 в файле /var/www/mnogoslov/data/www/xn--b1abycfgbbz.xn--p1ai/sites/all/modules/filecache/filecache.inc).

Глава 3

КОВАРСТВО ВЕЛЬМОЖИ

Близость горных хребтов оказалась обманчивой – лишь через два часа Сомов достиг скалистой местности.

«И куда дальше? – остановившись перед потрескавшимся от времени валуном, спросил себя парень. – Хоть бы указатель поставили для чужестранцев. Эх, грехи мои тяжкие! Ладно, прогуляюсь немного среди камней, подышу свежим воздухом, а там видно будет».

Чтобы определиться с направлением движения, Мишка в качестве смотровой площадки выбрал одну из вершин, возвышавшуюся над остальными. Однако, не преодолев и половины подъема, заметил вдали поднимающийся дымок.

«Будем надеяться, что это дым костра. Значит, там есть люди, у которых можно спросить дорогу».

Спустившись со склона, Михаил почти побежал.

«Хорошо, что я догадался нацепить кроссовки, – хвалил он себя за предусмотрительность. – Конечно, они не слишком гармонируют с замшевым пиджаком, но после „задушевной беседы“ с первым встречным пиджачок потерял признаки презентабельности, а в конце перехода через эти скалы его только бомжу можно будет отдать».

Столкнувшись по возвращении в Кантилим с непредсказуемым поведением людей, Сомов не стал открыто выходить к костру, а осторожно подобрался к двум собеседникам со стороны лощины, густо заросшей кустарником.

– Месторождение серебра довольно богатое. Но основная его часть залегает вне вашей территории, князь.

– Согласно королевскому указу о спорных владениях, полученному на кантилимских играх, скалы вплоть до Ледяной гряды теперь только мои. – Второй голос Мишке был знаком. Он принадлежал Ромкушу – повелителю Баншама.

– По расчетам, три четверти серебряной руды залегает за Ледяной грядой, прямо тут, где мы сейчас находимся, и вдоль вон тех зарослей. Причем здесь они проходят почти по поверхности, можно проводить разработку открытым способом. Я отметил на карте. Вот, смотрите.

Исследователь развернул большой лист бумаги.

– Раньше тут добывали камень, но с тех пор, как князь Пранд закончил строительство нового крыла своего дворца, его люди здесь больше не появляются. О руде ему ничего не известно. Вот пусть и дальше живет в неведении.

– Вы собираетесь проводить разработки на чужой территории? Это же настоящий грабеж.

– Не пойман – не вор. Ты же не побежишь доносить на меня королю?

– Я? – Незнакомец задумался. – Не побегу, но тогда я и сам стану преступником. Думаю, что мое молчание должно быть соответственно оплачено.

– Договоримся.

– Князь, а может, ну его, это серебро? Мы же с вами знаем, что на севере есть кое-что более ценное. Ради чего действительно стоит идти на преступление. Вот будет сюрприз для вашего соседа, Гравза.

– Закрой пасть, Керз! – вспыхнул Ромкуш. – Я вижу, ты совсем не умеешь держать язык за зубами.

– Не надо на меня кричать! Я ведь и обидеться могу! – не остался в долгу собеседник князя. – Вы заплатили крохотный аванс, получили бесценные данные и меня же оскорбляете?! А что если я прямо сейчас отправлюсь к Пранду или Гравзу? Сколько они мне заплатят? Сотню, две? Уж никак не меньше. А потому, я думаю, самое время пересмотреть условия нашей сделки.

– Не вижу смысла, – успокоившись, равнодушно заметил Ромкуш. – За небольшой аванс ты выполнил всю работу. Карты месторождений у меня. А в здешних горах частенько случаются обвалы. Чем не повод для экономии?

– Надеюсь, вы шутите?

Сдавленный крик, раздавшийся следом, свидетельствовал о том, что при решении денежных вопросов здесь не шутят.

«Вот тебе и Ромкуш! – Сомов едва успел отползти подальше в кустарник. Князь оттащил тело геолога как раз в то место, где прятался Михаил. – Если я сейчас выйду, баншамский повелитель вряд ли обрадуется нежданому гостю. Следовало бы набить ему морду, но в разговоре упоминался Гравз. Хозяин Баншама наверняка задумал какую-то каверзу против бывшего сотника. Надо бы разузнать».

Стараясь двигаться бесшумно, парень пополз в сторону, однако через пару минут предательский хруст ветки перечеркнул все его старания. Скрываться дальше не имело смысла, и Мишке пришлось выбираться из укрытия, попытавшись отвести от себя подозрения в подслушивании.

– Что за сволочь понатыкала здесь палок?! Нормальным людям пройти невозможно! Эй, там, у огонька! Есть кто живой? Как к вам выбраться из этих джунглей, пока я себе ноги не переломал?

– Кто там? – взволнованно спросил Ромкуш. – Где-то я уже слышал твой голос.

– Ромкуш, ты, что ли? Вот не ожидал! Это я, Михаил.

– Стой на месте! Среди здешних кустов попадаются ядовитые. Сейчас я тебя выведу, – «проявил заботу» князь, опасаясь, что неизвестно откуда свалившийся на его голову гость набредет на еще не остывший труп. – Ты как здесь очутился? – спросил вельможа, когда они вдвоем вернулись к костру. – Поговаривали, что ты сгинул сразу после кантилимских игр.

Нежданное возвращение чемпиона явно не обрадовало баншамского князя.

– Не сгинул, а вернулся домой.

– И что ж тебе опять дома не сидится?

– Долги покоя не дают. Помнишь, мы ночевали в поселке у Саргонта? Я тогда ему кое-что задолжал.

– Ты имел дела с Саргонтом? А ну, выкладывай – какие?

– С чего это вдруг я должен тебе рассказывать о своих делах? Я же не спрашиваю, почему ты как преступник прячешься в горах, да еще на чужой территории?

Наглость князя настолько возмутила Сомова, что он не удержался от ответного выпада, хотя сразу пожалел о сказанном.

– А почему ты считаешь, что я на чужой территории? – моментально вскинулся вельможа.

– А разве эти пики – не Ледяная гряда? – Мишка указал на длинный ряд горных вершин с белыми шапками.

– Допустим.

– Гравз упоминал о них, рассказывая мне о соседних княжествах. По его словам, ледники находятся на территории Пранда, – приходилось выкручиваться на ходу.

– Гравз знает такие подробности? Странно… Так ты идешь от Пранда?

– Не совсем. Перекидная магия забросила меня прямо к этим горам. Вот я и решил заглянуть сначала к тебе, а потом к Саргонту.

Князь первый раз слышал о перекидной магии, но спрашивать не стал, не желая выглядеть несведущим в глазах чужака.

– Ну что ж, пойдем ко мне.

– Как поживает Эргант? – спросил Михаил.

– Нормально поживает. Он с отрядом бойцов ждет меня за тем перевалом. – Князь указал на одну из вершин с белой шапкой.

– Значит, нам еще столько подниматься? И не боишься уходить один так далеко от своих людей? Разве в горах нет хищников или каких-нибудь проходимцев?

Вопрос дотошного чужестранца князю не понравился, но он постарался ответить спокойно, почти равнодушно:

– Люблю иногда побыть в одиночестве. Крупных хищников здесь нет, лишь иногда встречаются падальщики. Злодеям тут и вовсе делать нечего. Место безлюдное – поживиться нечем. Одни камни вокруг. А до лагеря не так уж и далеко. Мы не полезем в гору, а пройдем по тоннелю, если не возражаешь.

– А чего мне возражать? Короче путь – целее ноги.

– Ну, не скажи. Некоторых ни за какие деньги в пещеру не затащишь. Например, мою мачеху.

– Она тоже здесь, в горах?

– Разумеется, нет. Я сослал их с дочерью в исправительный монастырь на границе с Грунзоном.

– Думаешь, эту женщину еще можно перевоспитать? Иных лишь могила исправит. Хотя Серенду немного жаль – она еще так молода.

– Насчет могилы ты верно заметил. В том монастыре мало кто дольше пяти лет живет. Пойдем.

– Насколько я усел понять, твоя мачеха – натура деятельная. Думаешь, ее удержат монастырские стены?

– Я предупредил настоятелей.

Они вошли в тоннель, и князь зажег факел.

«Выходит, здесь монастыри выполняют совершенно иную функцию, чем у нас, хотя также изолируют человека от общества. Навсегда. – Сомов с опаской осматривал нависавшие над проходом камни. – Если такая громадина рухнет, костей не соберешь. Кто же эту гору так продырявил? Словно громадные черви поработали».

Князь шел впереди и молчал, периодически оглядываясь на шагавшего следом. Четверть часа они двигались с небольшим уклоном в гору, затем начался спуск.

– Михаил, твоя очередь нести факел, – остановился вельможа. – Что-то у меня рука затекла.

Мишку так и тянуло предложить сменить руку, но парень придержал язык. Он здесь на правах гостя, пусть и незваного.

– Далеко еще? – спросил он.

– Почти пришли, – ответил Ромкуш. – Нам сюда.

Повелитель Баншама кивнул в сторону бокового лаза в основном тоннеле.

– А ты ничего не путаешь? – засомневался чемпион кантилимских игр.

Сужавшийся проход с острыми краями всем своим видом показывал, что люди здесь не ходят. В крайнем случае – ползают.

– Если знаешь другую дорогу – пожалуйста! Я готов следовать за тобой.

– Нет.

– Тогда оставляй свой мешок, а сам осторожно полезай в эту дыру. Держи веревку. – Вельможа вытащил из кармана клубок и передал конец Михаилу. – Я потом привяжу и твои, и свои вещи, а ты их перетащишь. Как здорово, что я тебя встретил. Одному пробираться было бы трудновато.

«Он мне будет рассказывать сказки, что один пробирался. Как же!»

– И долго нам придется передвигаться на четырех конечностях?

– Не волнуйся, дальше начнется вполне приемлемая дорога.

– Спасибо, утешил. – Начинающий спелеолог передал пакет вельможе.

Пробираясь через узкую расщелину, Сомов трижды зацепился за острые края камней, сильно разорвав пиджак и брюки.

«Эх, теперь даже бомжи костюмчик не возьмут!»

– Ну что, перебрался? – донесся голос князя.

– Вроде бы да, только я не вижу никакого прохода. Какой-то каменный мешок.

– Так и должно быть, – успокоил Ромкуш. – Прощай, Михаил. Я не привык оставлять в живых свидетелей моих тайн.

В пещеру влетела желтая звездочка и, взорвавшись ярким светом, отбросила парня к стене. Грохот осыпающихся камней заполнил все вокруг, но Мишка его уже не слышал.

– Эй, Михаил! С тобой все нормально? – с издевкой в голосе спросил князь. Не услышав ответа, он подергал за веревку, плотно защемленную камнями, и удовлетворенно констатировал. – Значит, порядок.

Эту пещеру пару часов назад обнаружил вездесущий Керз. Он тогда обследовал и каменный мешок, заметив, что свод пещеры весьма рыхлый и небольшое сотрясение обязательно приведет к обвалу.

«Удачный у меня сегодня денек, – порадовался за себя Ромкуш. – Сумел избавиться от двух заноз сразу».

На другой стороне скалы его ждал Эргант.

– А где Керз?

– Он нас покинул.

– Неужели опять полез на скалу? – Чародей догадывался о настоящей причине отсутствия геолога и сам подбросил хозяину правдоподобную версию, памятуя о неугомонности разведчика недр. По пути к западной границе княжества тот постоянно подвергал свою жизнь риску, забираясь на горы по осыпающимся склонам.

– Я пытался его остановить, но… Не буду же я держать его за руку?

– Разбился?

– Скорее всего, высота там порядочная. Сам понимаешь, спускаться на дно пропасти, чтобы проверить, я не стал.

Спектакль был разыгран больше для сопровождавших Ромкуша воинов. Князь не хотел прослыть кровожадным.


– И долго ты собираешься тут валяться? Думаешь, мне легко держать такую махину? – Незнакомый въедливый голос заставил Михаила очнуться.

Он попытался подняться, но тут же стукнулся головой обо что-то твердое.

– Осторожней! Ползи влево. Там есть небольшое свободное пространство.

Парень выполнил приказ. В полной темноте он по-пластунски двинулся вдоль стены, пока не добрался до угла.

– Тупик! – самому себе сказал Сомов.

– Вот там и сиди.

Раздался грохот падающих булыжников, но ни один не причинил вреда человеку.

– Что случилось? – Михаил пошарил руками вокруг себя.

– Ничего хорошего. Один хитрый князь заманил в мышеловку одного простофилю и с помощью хлопушки обрушил на того свод пещеры.

– Что еще за хлопушка?

– Концентрированная огневая магия, смешанная с красным песком. Обычно ее используют для фейерверков во время праздников.

– А ты кто?

– Я? Страж.

– Это имя или профессия?

– Пожалуй, и то и другое.

– Ты охраняешь пещеру?

– Не угадал. Я охраняю кроликов.

– Откуда в пещерах кролики? – не понял Мишка.

– Темный ты человек. Кролик – это тот, кого оберегает маг-телохранитель.

– Я, что ли?!

– Поздравляю, первая здравая мысль за весь день.

– Значит, ты – маг-телохранитель?

– Не совсем. Скорее, дух или призрак, поскольку благодаря одному гаду тела не имею.

– А как же ты здесь оказался?

– Вместе с тобой пришел.

– И давно ты за мной следишь?

– С той самой поры, как ты познакомился с убийцей магов.

– С кем?

– С Саргонтом.

– Да ну?

– Вот тебе и ну!

– А зачем?

– Меня приставили, чтобы с тобой, дураком, ничего не случилось.

– Погоди, если ты со мной еще с того времени, почему я пострадал в подземелье под стадионом?

– Потому что на небе сиял огненный диск, – обиженно пробурчал Страж. – Я же маг и подчиняюсь законам чародейства. Зато благодаря мне тебя не пронзили ножи рундайца в лесу.

– На мне была кольчуга…

– Нож опытного легионера без труда пробивает стальные доспехи, и твоя кольчуга для него – что яичная скорлупа.

– А почему ты до сих пор молчал? – удивился парень.

– Я не мог с тобой разговаривать вплоть до окончания кантилимских игр. А потом в нас обоих что-то изменилось. Я, к примеру, научился издавать звуки, и мы несколько раз общались.

– Почему я не помню?

– Не помнишь? Неужели забыл черную кошку?

– Это ты?

– Я.

– Тогда вытаскивай меня отсюда быстрее.

– Не могу.

– Почему?

– Вот заладил одно и то же: «почему» да «почему». Почти все силы ушли на поддержание свода, пока ты валялся без памяти. Теперь мне полдня отдыхать надо.

– Но хоть посветить ты можешь? Я совершенно ничего не вижу.

– Это – пожалуйста.

Прямо над головой Сомова возникла светящаяся зверюшка из семейства кошачьих. Картина, которую увидел Михаил в ее лучах, совсем удручала. Каменный мешок сократился до размеров небольшой кладовки.

«Это сколько же времени понадобится, чтобы разобрать завал?»

Человек попробовал сдвинуть с места один камень, потом второй. Когда он потянул третий, снова начался обвал, и свободного пространства стало еще меньше.

– А ты-то можешь выбраться из этой пещеры? – с надеждой спросил Михаил.

– Могу, но зачем?

– Позови кого-нибудь на помощь, иначе я здесь задохнусь! – Узник начинал ощущать нехватку кислорода.

– Пока я кого-нибудь найду, да пока они сюда доберутся, ты точно задохнешься. Нет, лучше я попробую обеспечить вентиляцию. – На самом деле Страж был привязан к своему кролику и мог отлучаться от него не более чем на двадцать шагов.

Свет погас, но через минуту подул легкий ветерок. Призрак направил поток воздуха из основного тоннеля в заваленный камнями лаз по щелям между булыжниками.

– Ну как, легче стало? – спросила кошка, снова оказавшись рядом.

– Не намного. Надо разобрать завал, но я не могу этого сделать изнутри. Камни будто издеваются. Смотри.

Используя недавно обретенную способность, Михаил переместил несколько валунов, однако сверху опять посыпались новые.

– Хлопушка вскрыла каменный колодец, который расположен прямо над нами, – просочившись между камнями вверх и вернувшись обратно, сообщил призрак. – Разобрать завал отсюда нельзя. Это нужно делать снаружи. Оттуда гораздо дальше до дна колодца.

– Какого колодца? – не сообразил кролик.

– Повторяю. Прямо над этой пещерой находится вертикальная штольня, заполненная камнями. Пока она закупорена снизу, все нормально. А вот когда ты убираешь нижние валуны, открываешь проход для верхних.

– Выходит, я в западне? Ну, Ромкуш, доберусь я до тебя!

– Как? – задал резонный вопрос Страж.

– Не знаю. – Сомов двумя руками взъерошил затылок. – А у тебя есть идеи?

– Надо разобрать завал на входе в пещеру, а затем чем-нибудь застопорить колодец, пока ты будешь выбираться наружу.

– Как же все просто. На словах.

– Я, между прочим, не заставлял тебя забираться в эту ловушку! – обиделся Страж.

– Эй, добрый человек, ты где? – вдруг донеслось до слуха.

– Кто-то пришел? Сбегай, посмотри.

Страж вернулся за пару секунд:

– Снаружи стоят три двухголовых парня. Ты их знаешь?

– А ты – нет?! Кто-то уверял, что был со мной все время! Они пришли с нами из моего мира в этот.

– Как только к тебе домой заявился бородач в зеленой рубахе, меня почему-то резко потянуло в сон, а очнулся, лишь когда ты прятался в кустах, – начал оправдываться Страж. – Раньше ничего подобного не случалось.

– Это рурхарцы. Может, они помогут? Эй, парни! – крикнул Мишка. – Попробуйте расчистить проход.

– Чего пробовать? Сейчас сделаем, – раздалось из-за камней.

– А мы будем держать дно колодца. Покажи мне камень, который нужно заблокировать.

Призрак показал два.

– Если они не зашатаются, камнепада не будет.

– Два одновременно мне не под силу, – вздохнул Сомов.

– Совсем меня обескровить хочешь? Ладно, вторым займусь я, но потом неделю буду трупом. Скажи своим друзьям, пусть расчищают правую сторону, и жди моей команды, по которой начнем поддерживать дно колодца. Как только появится приемлемый просвет, ты сразу делаешь отсюда ноги.

Рурхарцы недаром славились силой. Они быстро расширили узкий лаз, раскидали огромные валуны, и уже через двадцать минут Страж подал сигнал…

– Ой, мужики, спасибо вам огромное. – Мишка выскочил из лаза, окончательно разодрав костюмчик. Вдогонку за ним в тоннель рухнули несколько огромных булыжников. Колодец прорвало окончательно, и пещерку забило камнями.

– Ты первый нам помог, – важно изрек один из двухголовых. – Мы скрутили первого встречного и отобрали у него твои деньги. Вот.

Он вытащил мешок с золотыми и высыпал монеты на землю.

– Мы считаем, что ты должен разделить их поровну. Сможешь?

«Ну что вы, это же почти высшая математика – поделить на четыре», – усмехнулся про себя Мишка. Сейчас его больше волновало другое.

– Где сам должник?

– Мы оставили его в кустах, – ответил рундайский пещерник с факелом.

– А меня как нашли?

– По следам дошли до гор. А здесь мы кого хочешь отыщем – наша стихия, – благоговейно произнес третий монстр.

Сомов взял себе десять монет, а спасителям отдал по пятнадцать каждому. Те остались весьма довольны.

– Мы решили, что расскажем хозяину о твоей помощи.

– А вот этого делать не надо. Давайте договоримся: вы меня даже не видели.

– Как хочешь, – облегченно вздохнул один из рурхарцев – теперь можно было не говорить хозяину, что им понадобилась посторонняя помощь. Михаилу протянули меч. – Держи. Это оружие первого встречного. А нам пора возвращаться.

– Минутку, – остановил их добрый человек. – Не подскажете, куда ведет этот тоннель?

Обитатели рундайских гор принюхались, и двухголовый с факелом уверенно произнес:

– Если никуда не сворачивать, выйдешь на другую сторону горы.

– Благодарю. – Сомов на прощание пожал каждому руку, за что получил еще и факел.


Уходя с места преступления, князь бросил пакет Михаила возле заваленного лаза. Тут же находился и клубок бечевки, забытый Ромкушем.

«И на том спасибо», – мысленно поблагодарил спасенный из каменного плена. Он подобрал оставленные вещи и пошел вперед.

– Страж, ты где? Почему молчишь? – спросил Мишка, на которого начали гнетуще действовать шорохи темного тоннеля.

– Я труп, а трупы не разговаривают, – слабым голосом отозвался призрак. – На неделю про меня забудь.

Парень ощущал себя немногим живее, поскольку телекинез отбирал немало физических сил. Сейчас ему хотелось просто упасть и спать, спать, спать… Но еще большим было желание поскорее выбраться из этой бесконечной чертовой пещеры.

«Ура – свет!» Победитель кантилимских игр выполз из расщелины в скале. Он прошел несколько шагов до ближайшей крохотной лужайки с густой травой и буквально рухнул в нее. Пакет с одеждой прекрасно заменил подушку.

«Спокойной ночи, Михаил Александрович», – пожелал себе Сомов.

Он проспал и остаток дня, и всю ночь. Только утром, когда какой-то кузнечик нахально расположился на носу отдыхавшего после тяжких трудов чужестранца, Мишка очнулся.

Пять минут ушло на осознание окружавшей его действительности. Еще столько же – на подъем и осмотр одежды, точнее – того, что от нее осталось.

«Пожалуй, бомж в сравнении со мной – просто денди лондонский».

С парадно-выходным пиджаком пришлось расстаться. Перед тем как его выбросить, Сомов проверил карманы и с удивлением обнаружил брелок, о котором совершенно забыл. Подарок перекочевал в карман уцелевшей рубахи. Внимательно осмотрев Маринкины джинсы, Михаил впервые по достоинству оценил современную моду пояса на бедрах. Это позволило ему влезть в женские брюки и расстаться со своими. Ремень, правда, оказался непривычно низко, зато не позволял штанам сползти окончательно. Отстегнув меховой утеплитель, парень надел и куртку, прикрыв дыры на ярко-синей рубашке. В результате получился довольно экстравагантный наряд: серые кроссовки, торчащие над ними черные носки, едва прикрываемые расклешенными красными джинсами, и бежевая кожаная куртка.

«Скоморох, да и только», – подвел итог новоиспеченный кутюрье. После чего закатал клеши до колен, а носки скрутил до щиколоток.

«И куда мне теперь? На юг к Саргонту или на север к Гравзу? Не хочется терять время, но в одиночку мне не справиться. Я и дорог-то здешних не знаю. К тому же, если до баншамского князя дойдут слухи о странном незнакомце, спустившемся с западных гор, он наверняка пожелает выяснить личность чужака. Мне сейчас лишние осложнения ни к чему. Не хотелось бы пускать в дело „подарок“ первого встречного».

Мишка решил внимательнее осмотреть меч агрессивного незнакомца.

– Это что еще за хрен морковкин?! – вырвалось из его уст одно из любимых выражений Гоги.

Лезвие оружия оказалось тупым.

«И этот туда же! Значит, ослепительный воин собирался меня только покалечить, но не убивать? Рурхарцам также приказали лишь избить до беспамятства. Кто же это такой „добрый“? Ничего, в свое время и до него доберемся. А сейчас – в Сунгим!»

Михаил решил не спускаться в равнину и направился на север по горам, помня слова Ромкуша о безлюдности скалистой местности. Идти по камням оказалось нелегко, зато никому не нужно было объяснять, на какой маскарад он собрался. Однако его поход затянулся, стало невыносимо жарко, и разыгравшаяся к полудню жажда все же заставила путешественника отклониться от безопасного пути.

«Придется спуститься в деревню и поискать какую-нибудь харчевню, – решил он, заметив небольшое селение в предгорьях. – Деньги у меня имеются. А внешний вид… В конце концов, это мое личное дело. Не нравится – не смотрите». Мишка припрятал тупой меч, который служил ему здесь посохом, и повернул направо.

– Мальчик, здравствуй. Не подскажешь, где тут можно перекусить усталому путнику?

Парнишка лет десяти приглядывал за тремя козочками, щипавшими травку у подножия горы, с которой спустился странный чумазый человек в яркой одежде. Пастушок раскрыл рот от изумления, но быстро сообразил, что не ответил на приветствие старшего.

– Здравствуйте. Дядя, а вы волшебник?

Мальчишка колдунов никогда раньше не видел, но подумал, что так странно могут выглядеть только они.

Сомову проще было согласиться, чем что-то объяснять ребенку:

– Волшебник.

– Ой!

– Да ты не бойся, я не злой волшебник.

– А какие они еще бывают? – удивился мальчик.

– Разные. Веселые и грустные, сильные и слабые. Сытые и голодные.

Слова о голоде напугали ребенка, и он сразу вспомнил о первом вопросе «чародея».

– У нас есть харчевня, но вам лучше пойти к старосте. Самый большой дом в центре деревни, – показал рукой в сторону видневшихся крыш пастушок.

– Спасибо, ты очень хороший мальчик.

Детское любопытство все-таки пересилило страх, и пастушок спросил:

– А вы можете превратить зверя в камень?

– Нет, не могу, – разочаровал пастуха Мишка. – Зато могу поднять булыжник. – И он продемонстрировал свою недавно приобретенную способность. Ребенок во все глаза наблюдал за плавным восхождением и полетом по воздуху валуна размером с козу.

– Здорово! А вы умеете…

– Мальчик, не стоит задавать так много вопросов незнакомым людям. Пока мы тут беседовали, твои козы разбежались. Какой же из тебя пастух?

– Ой! – Тут же забыв про Сомова, малыш побежал собирать своих шустрых подопечных.