Вы здесь

Ощущение женщины. Метаморфоза-1. Глава 6. Локон (Георгий Стенкин)

×

Сообщение об ошибке

Warning: fopen(/var/www/mnogoslov/data/www/xn--b1abycfgbbz.xn--p1ai/sites/default/files/.ht.filecache/sites_default_cache_block/search_api_page@baza2@slovo_drupal@ru@r.1@https@==xn--b1abycfgbbz.xn--p1ai=%25D0%25B1%25D0%25B8%25D0%25B1%25D0%25BB%25D0%25B8%25D0%25BE%25D1%2582%25D0%25B5%25D0%25BA%,6aeeff8f12b857c2101d87e5a6bb2251): failed to open stream: No space left on device в функции DrupalFileCache->set() (строка 341 в файле /var/www/mnogoslov/data/www/xn--b1abycfgbbz.xn--p1ai/sites/all/modules/filecache/filecache.inc).

Глава 6. Локон

Она стояла прямо под решёткой воздушного вентилятора. Не совсем – в проходе, но и не у самых дверей вагона.

Вагон метро покачивался и вверх-вниз, и вбок, его кидало на поворотах. Вырывающийся воздух тоже менял свою интенсивность, из-за скачков давления в тоннеле метрополитена. Поэтому – казалось, что за решёткой вентилятора сидит какой-то волшебный джин из бутылки и сложив свои губы «в трубочку» – старается растрепать причёску. Её – причёску. То – дунет посильнее, то ослабит напор…


Я увидел какой-то блеск. Что-то блеснуло в серой массе окружавших меня попутчиков. Это мог быть «зайчик» от прожектора в тоннеле, или отблеск от стекла на часах кого-то, кто решил вдруг подвигать своей рукой «в часах».

Почему я решил повернуть голову именно в направлении на эту блестящую вспышку? Что меня толкнуло?


Но я уже не смог оторвать взгляда. И даже когда на остановке – произошло опорожнение и сновонаполнение вагона, даже эта сутолока, толчки и «оттирания» всем телом, громкие возгласы и мешанина серых оттенков одежды на людях – всё это не смогло оторвать моего взгляда…

Наоборот – я оказался на пару метров ближе…


Он светился и подмигивал мне, покачиваясь в такт движениям вагона.

Опять остановка. Снова – погрузка-выгрузка. И я ещё ближе к ней…

Меня просто тянет что-то в направлении к ней и к нему.

К этому светлому и нежному, словно трепещущему на ветру листку клёна, или белому цветку сакуры.

К завиткам и пружинной вытянутости – слегка рыжеватому и белому локону.


Белокурый локон.


Так, кажется говорят поэты…


Я могу сделать ещё один шаг, в освободившееся пространство – и оказаться совсем рядом с ней. Вперёд – мой Росинант. Нас ждут свершения и слава…

Дело в том, что я был в тёмных очках. Вчерашнее празднование дня рождения Петровича закончилось в полном соответствии с русскими традициями – пьяным мордобоем. Нет – я ничего не имею против. Расстались мы по-дружески, но заплывший глаз я всё же решил пока скрывать от посторонних взглядов. Иностранец с заплывшим глазом – может вызвать лишнее внимание. Мне это совершенно ни к чему.

В России я бываю редко, но если уж приезжаю, то с друзьями мы «отрываемся на полную катушку». Так это кажется тут говорится.


А локон – манил…

Нас разделало каких-то 2—3 дециметра. Я уже ощущал запах её духов.

Что это было? Не знаю точно, но ясно чувствовался аромат жасмина и ещё чего-то…

Я не мог разглядеть чётко её лицо, ясно виделся только контур. Это – носик, а это – губы, и линия подбородка плавно переходящая в линию шеи…

Стоя немного позади неё и ухватившись рукой за ту же перекладину, за которую держалась она, я видел ещё какой-то блеск на её руке. Толи кольца – толи кольцо. Не важно.


Она, видимо почувствовав моё пристальное внимание или взгляд – повернулась ко мне, изучающе окинула меня взглядом и сказала:

– Вам не темно там, в этих очках?

Я конечно понял вопрос, как бы не был плох мой русский язык, но вот – интонацию, почему-то не уловил. Был это – упреждающий вопрос, чтобы предотвратить возможные попытки пойти на контакт, или – её действительно заинтересовала странность пассажира в полутёмном вагоне метро – в солнцезащитных очках. Не понятно.

И только сейчас я увидел, что у неё в другой руке – книга, которую она всё это время читала. Вот – почему она не двигалась со своего места и не вертела головой по сторонам.

Но что же ответить? Как себя вести?

Не дождавшись ответа – она отвернулась обратно к своей книжке. Отцепив на мгновение руку от поручня над головой – легко, поправляя, сделала жест по заталкиванию выбившегося локона из причёски – обратно в причёску. Или – под шапочку? Я не мог разглядеть.


Но ничего у неё не вышло. Локон – упрямо вернулся на своё место, дразня моё внимание и играя со мной – в только ему известную игру.

– Мой глаз – разбит. Мне стыдно. Я спрятал его.

Единственное – что я смог ответить. Так как разговор следовало продолжать. Мне был подан чёткий сигнал – женщина подчеркнула своим поправлением причёски, что она женщина. И это была реакция на моё появление. Следовательно – книжка интересует её уже гораздо меньше, чем чьё-то внимание.

На абордаж!


Она, конечно услышала мой ужасный акцент. Моё протягивание р-р. И если даже она не разбирается в оттенках звучания французского языка при произношении русских слов, то мой ответ – в любом случае должен побудить её к продолжению диалога.


– Француз с разбитым глазом! Что – ревнивый муж, решил вам испортить зрение, чтобы вы больше никогда не увидели его жену?

Захлопывая книжку и поворачиваясь ко мне всем корпусом, явно – с широкой улыбкой на лице, произнесла она.


Я не мог не ответить.

– А что вы читаете?

Протянув руку и поворачивая её ладонь с книгой к себе – решил не отвечать шуткой на шутку а попытаться ещё более сократить дистанцию между нами.

Жасмин – конечно жасмин был в духах. Но вот…

Какой-то чрезвычайно нежный аромат, ещё примешивался к запаху жасмина. Что же это?

Помада?

Нет – этот вкус розы я уловил сразу. Так может пахнуть только помада, причём – свежая, видимо нанесённая на губы прямо перед вступлением в метро.

Кто ты?

Студентка, читающая учебник?

Молодая жена – коротающая минуты между домом и магазином за чтением женского романчика?

Обе – могли подмазать губки перед вступлением в «общество» попутчиков из метрополитена. Но почему – жасмин?


Она позволила притянуть свою руку с книгой почти что к моим очкам, но я всё равно ничего не увидел.

Помотав отрицательно головой я сказал:

– Вы можете прочитать мне этот автор?


– Хм.

Услышал я озвучение, скрытой от моего взгляда улыбки.

– Француаза де Саган.

Прочитал она, словно для экзаменатора.


Ага! Попалась, колдунья.

Ты не студентка и не мчащаяся по семейным заботам супруга. Ты – читаешь французскую женскую прозу и заговариваешь с французом в тёмных очках и спрятанным разбитым глазом…


Я понял, что это за оттенок запаха примешивается к жасмину и розе.

Это – флёр де оранж, шампунь или молочко для тела.

Да. Мы – почитательницы всего французского…

Я не удивлюсь, если у неё на голове не шапочка а гаврош.


И если кто-то скажет, что судьбы – не существует, то я могу спросить – каким чудом мы тут встретились?


– Я выхожу.

Вдруг услышал я. Куда – выхожу? Зачем – выхожу?

А…

Это – её остановка.

Судьба – злодейка, пытается её вырвать у меня. Не выйдет. Нет – она то выйдет. Но не получится – нас так просто разлучить.

Конец ознакомительного фрагмента.