Вы здесь

Корпоратив на природе. повесть. 4. 8 июня, 21.50. Андрей Волохов (Татьяна Стафеева)

×

Сообщение об ошибке

Warning: fopen(/var/www/mnogoslov/data/www/xn--b1abycfgbbz.xn--p1ai/sites/default/files/.ht.filecache/sites_default_cache_block/search_api_page@word_search@slovo_drupal@ru@r.1@https@==xn--b1abycfgbbz.xn--p1ai=%25D0%25B1%25D0%25B8%25D0%25B1%25D0%25BB%25D0%25B8%25D0%25BE%25D1%2582%25D0%25B5%25D0,2e28c6bd466be455fb27b0e0899475e3): failed to open stream: No space left on device в функции DrupalFileCache->set() (строка 341 в файле /var/www/mnogoslov/data/www/xn--b1abycfgbbz.xn--p1ai/sites/all/modules/filecache/filecache.inc).

4. 8 июня, 21.50. Андрей Волохов

Андрей Волохов с наслаждением вытянулся на кровати одноместного номера в придорожном мотеле. Не «интурист», конечно, но для усталого дальнобойщика вполне сойдет, чисто, спокойно. Можно дальше ехать в ночь, выпучив глаза, пока не осатанеешь вконец. Но смысл? Себя насиловать? Сейчас вот позвонит невесте Оксанке, отрапортует, да и баиньки, а с рассветом – снова в путь-дорогу. Однако телефон любимой не отвечал.

– Черт, где ее носит? – ворчал парень. – Небось, опять у подружки засиделась, Соньки Корегиной, мелют языками, сплетни собирают!

Отужинав в буфете половиной цыпленка-гриль и запив бутылкой лимонада, Андрей повторил попытку. Безрезультатно.

– Это уже наглеж, рыбка моя золотая, – проговорил водитель, забыв, что крайний раз подруга звонила ему всего лишь пять часов назад, когда обедал в шашлычной на трассе.

«Где-то Сонькин номер тут был?» – Волохов листал записную книжку мобильного. – Вот он, родимый»

– Сонь, Ксюша не у тебя? – сдерживая раздражение, спросил Андрей.

– Н-е-ет! – протянула та и живо поинтересовалась. – А что случилось?

– Ничего, хотел сказать, пусть ждет завтра к вечеру.

– Ну и чудненько! Пока?

– Погоди! Где Оксанка?

– Да не видела я ее сегодня, ничего не знаю! – проговорила девушка.

Голос звучал так, словно она оправдывалась.

– Не темни, Софка, не поверю! Ты ж ее лучшая подруга!

– Ой, да не ревнуй ты, все будет тип-топ! – ответила Соня с изрядной долей насмешки.

– Причем тут ревность! Я просто беспокоюсь! – парень начал терять терпение.

– Ай ей пять лет? Не пыхти, Андрюшок! Беспокоится он! Вы, мужики, только о себе тужите! – отрезала Оксанкина подруга и отсоединилась.

«Пи-пи-пи,» – звучали ехидные гудки.

«Блин, идиотка,» – проворчал парень. – «Поди, очередной хахаль бросил! Кто станет этакую стервозу терпеть! Наверняка, завидует Оксанке, у нее-то личная жизнь в порядке!»

Несмотря на самоуверения, легче не становилось. Трудно сказать, что больше терзало влюбленного: тревога или подозрения. Пожалуй, и то и другое – в свете некоторых неблагоприятных обстоятельств, открывшихся накануне. Выкурив две сигареты подряд, Андрей снова схватился за мобильник. Не услыхав родного голоска: «Да, Андрюшенька!», дальнобойщик вконец расстроился и лег спать. Долго ворочался, пока усталый организм не сморило сном.

Привиделось поле с мокрой и грязной травой, по которому почему-то бродили белые чайки в синих больничных чунях на мохнатых ногах. Вдалеке тянулась за горизонт полоска леса, серо-голубая от дорожной пыли и еле виднелся силуэт уазика, увязшего всеми четырьмя колесами в трясине.

«Какая холера его туда занесла?» – подумал водитель на границе сна и яви.